lloreleya
Прошу прощения у всех, кому я вчера/сегодня должна была написать/ответить/что-то сделать. Простите)) Я теперь всё сделаю.
У меня был большой перерыв в писательстве. Почти год, наверное. И в последние два дня случилось чудо, так что все силы ушли на то, чтоб успеть записать всё, что пришло в голову, не потеряв азарта)
Каюсь, написала "пролюбофф", более того - слэш :shy: хотя и с привычной мистико-фантастикой))

Жанр: мистика, слэш, немного стёб
Размер: рассказ, 10 вордо-листов
Рейтинг: R (вроде бы?)

Магия для чайников

К концу учебного дня мне стало совсем паршиво.
Собственно, утром я опоздал к первой паре и, когда старался проскользнуть, сливаясь со стеночкой, к стулу, я поймал на себе загадочно-пронзительный взгляд Светки Вилентьевой. Нужно было насторожиться уже в тот миг, только разве это изменило бы что-нибудь? Вряд ли.
Итак, все четыре пары у меня болела голова, в глазах перманентно плавали какие-то разноцветные пятна. Видимо, я выглядел так, что даже Валерка Сёмин, оказавшийся сегодня ближайшим соседом (ибо я специально отсаживался в сторонку, чтоб никто не заводил разговоры), в итоге перегнулся через два пустующих стула и спросил:
- Мих, ты чё-то зеленоватый сегодня... Норм?
Какой уж там "норм". Я в очередной раз прикрыл глаза, считая сиреневые круги, плавно исполняющие пируэты, как приснопамятные бактерии в капле воды, и осторожно покачал головой. Хуже не стало, зато Валерка в несколько партизанских движений передвинулся ко мне.
- Может, врача, а? - с опаской спросил он. Ну надо же, какой заботливый. Знал бы, что его легче пробить на сочувствие - давно бы больным прикинулся.
- Голова болит, - лаконично изрёк я и посмотрел одним глазом на преподавателя, чертившего на доске сложную схему. - Ты копируй давай, я потом у тебя срисую, ладно?
- Конечно, - Валерка дёрнул к себе тетрадь и принялся шустро и коряво перерисовывать схему. - Отравился или серьёзный загул был вчера? - не унимался этот злодей. Надо же, у него родилась словоохотливость именно тогда, когда мне хотелось, чтоб весь мир помолчал немножко. И, что самое обидное - действительно ничего вчера не было: ни кулинарных, ни алкогольных излишеств, ни безумной ночи, ни-че-го.
Вообще-то Валерка давно был мне симпатичен: высокий статный брюнет, волосы непокорно вьются, хоть и стрижены достаточно коротко, карие глаза, точёный профиль... С другой стороны, Валерка - махровый натурал, с такими нечего и связываться. Любоваться приятно, общаться - вполне возможно, а раскатывать губу на что-то большее даже не интересно, тем более, что на свете предостаточно однополо-ориентированных парней, есть, из чего выбрать и мне, сексуальному меньшинству. Но кто сказал, что не стоит воспользоваться возможностью профилонить учёбу и поглазеть на приятный объект в зоне видимости? Вот именно по этой причине две следующие пары я честно полулежал на столе, любуясь из-под ресниц усердно сопящим над тетрадью Валеркой. Вроде как даже головная боль ослабла.
Во время перерыва подходили девчонки - Аня и Вика, предпринимали попытки весело поболтать, но собеседник из меня в подобном состоянии тот ещё. Так что всё ограничилось тем, что Валерка купался в их внимании, а я лениво обозревал аудиторию. Наткнулся снова на изучающий взгляд серых глаз из-под косой русой челки. Светка, попавшись на этом разглядывании, эффектно махнула гривой, забросила волны волос за плечо и стыдливо опустила длинные ресницы. Изменилась Вилентьева в последнее время, вот что я подумал. Была себе серая мышка, а теперь стала... И слово-то не подберу. Нет, не стерва, и не разбитная гёрл-тусовщица, но уверенности в себе определённо у девочки прибавилось, и значительно.
И вот закончились пары, и вот не торопясь выходим мы из аудитории, я плетусь, силясь унять головную боль, чтоб хоть не мешала смотреть под ноги, когда...
"Она тебе нравится..." - воркует голос прямо у меня в голове и к фиолетовым пятнам перед глазами добавляются русые кудри небезызвестной одногруппницы. Интересно!
Я остановился в вестибюле, чтоб не упасть от новых впечатлений, которые некто словно вколачивал мне в голову.
"Ты так давно хотел с ней познакомиться поближе..." - вещал всё тот же голос. Светкин, ну, точно. Образ девчонки заслонил объективную реальность и я понял, что идти так будет весьма проблематично.
- Что, совсем погано? - участливо спросил за спиной Валерка. Я застонал что-то невразумительное - прямо в унисон продолжающей вещать у меня в голове Светке. - Давай отвезу в больницу, я всё равно на машине. Идти-то сможешь?
Вот напасть, такой день удачный на приятное общение, а я даже не могу рассмотреть толком лицо своего благодетеля!
- Знаешь, мне что-то нехорошо и я смутно подозреваю о причине, - пропыхтел я, пытаясь идти и не хвататься за Валерку. А то подумает ещё чего и перестанет так мило обо мне заботиться. - У тебя есть телефон Вилентьевой?
- Наверное... - парень остановился на нижней ступеньке широкой лестницы и принялся копаться в телефоне, а я, пользуясь передышкой, плюхнулся на бетонный парапет, нагретый нежным апрельским солнышком почти до летней температуры. - Не, - разочарованно протянул Валерка, - Отсутствует. А тебе зачем? Она живёт через дорогу, я завозил её зимой как-то.
- Правильно, - ухмыльнулся я, - Секс не повод для знакомства и тем более обмена телефонами.
Валерка смущенно хмыкнул и сунул телефон в задний карман. В черных джинсах и синей тонкой куртке он выглядел стильно и эффектно. Я представил себя со стороны: серый реглан под пёстрой футболкой, серые с серебристым отливом джинсы, наверняка взъерошен и скособочен по причине плохого самочувствия. Пришлось срочно выпрямиться и заправить за уши волосы - хорошо что отросли уже немного, не так часто падают на лицо, хотя и со светлыми прядями на лбу мне, говорят, неплохо).
"Ты её хоооочешь вииидеть..." - снова застонала в моей голове Светка, говоря о себе почему-то в третьем лице. Необыкновенное рядом, что называется.
- Отвези меня к ней, если не трудно, - вздохнул я. Валерка смерил меня недоумённым взглядом, но, дёрнув плечом, направился за угол, где на тротуаре ютились машины студентов, отражая разный уровень достатка.
Мы прошли Лексусы и Тойоты, миновали два крошечных Матиза и одну Таврию. Оказывается, Валерка ездил на простеньком Авео, компактном и золотистом, как свернувшийся кот. Даже фары, прошедшие тюнинг, выглядели органично - хитрющими хищными глазищами. Мотор урчал соответственно - как довольное кошачье, лишь негодующе фыркнул на светофоре, когда Валерка рванул слишком резко с места. Собственно, пять минут, и мы у парадного обшарпанной пятиэтажки в глубине двора. Сюда как-то приглушённо доносился гул дороги, в глубокой тени ещё даже виднелась грязь, оставшаяся от истаявшего не так давно снега, зато у помятого железного заборчика уже буйно цвели красные и жёлтые тюльпаны.
- Четвёртый этаж, девятнадцатая квартира, - Валерка глянул на моё несчастное лицо и со вздохом заглушил мотор. - Идём.
"Ты соскучился по ней, ты так хочешь её увидеть..." - не унимался голос в моём многострадальном мозгу. Аккурат когда он закончил пришёптывать, я позвонил в квартиру. За дверью послышались шаги, потом они замерли и несколько мгновений ничего не происходило. Я представил, как она стоит, вглядываясь в глазок двери и мстительно нажал на кнопку звонка, решив не убирать палец по меньшей мере секунд двадцать. Но противная трель ещё только начала оглушительно вопить, а дверь уже распахнулась, являя пред наши очи Светку - в переднике, с небрежно скрученными на затылке волосами и пучком какой-то сушёной травы в руках.
- Ой, Миииша... - как-то недоверчиво и фальшиво-радостно протянула она, глядя на меня во все глаза и даже не замечая Валерку. А он, кажется, намылился бежать. Нет уж!
Я ухватил его за локоть и потянул за собой, попутно пропихивая в квартиру и саму хозяйку.
- А здравствуй, Светуль! - я честно старался не рычать, но несколько часов непроходящей головной боли, а в последние полчаса ещё и голоса, вызывали стойкое желание душить. - Ты не догадываешься, почему я здесь?
- Даже не знаю... - на конкурсе "худшая актриса" она уверенно взяла бы первое место. Что ж, впрочем она отступила, пропуская нас в комнату, а мне больше пока и не надо. Валерка подзастрял в коридоре и пришлось его тянуть за собой - всё-таки была незначительная вероятность того, что я сошёл с ума, и хотелось иметь под рукой свидетеля - хоть "скорую" потом вызовет, если что, добрая душа. В комнате я посмотрел в упор на это русоволосое недоразумение:
- Обычно у меня вообще не болит голова, - зашел я издали, - Но сегодня проняло просто волшебно. И знаешь, что? У меня есть основания говорить об этом именно тебе, потому что вот тут, в голове, я слышу твой голос, вещающий всякие несусветные глупости!
- Как, глупости? - тихо и с запинкой спросила Светка. Глаза у неё стали, что блюдца.
- "Ты так хоооочешь её", - процитировал я с издёвкой, пытаясь подражать девичьему голоску. Светка стала пунцовой.
- Ничего подобного там не было! - сказано взволнованно и с запинкой. Она что, разреветься собирается?
- А что было? - коварно спросил у меня из-за плеча позабытый нами Валерка.
- Это... Практика... По психологии.... Внушение, - Светка взяла себя в руки и скроила улыбку, ничуть не став натуральнее, чем вначале нашего разговора, - Извини, Миш, если это стало причиной твоей головной боли.
- Классная психология, научи - я врагов пытать буду, - я повернулся к Валерке: - Представь, друг, что после непроходимой боли у тебя перед глазами является светлый лик Светули и начинает болтать о том, что она девушка твоей мечты и ты копыта сбить должен, а за ней бежать... Классный приёмчик?
- Прекрати! - Светка дёрнула меня за рукав, вот, теперь и она разозлилась, - Я извинилась ведь! Всё, забудь.
- Ты слышал, чтоб она извинилась? - я поднял брови, а Валерка хмыкнул.
- Ты прекратить-то это можешь? - с любопытством спросил он девушку, - А то Мих до сих пор выглядит не очень.
Ну, спасибо за комплимент.
- Само пройдёт, - буркнула Светка и вдруг с воплем развернулась на пятках: - Сгорит же! - и помчалась прочь из комнаты.
- Фантастика какая-то, - Валерка смотрел на меня изучающе, - Это что вообще такое, а? Я б не поверил никогда, и если б она не созналась...
- Да, я не сомневался, что ты меня сдашь в дурку при первом удобном случае, - я оглянулся, постеснялся садиться на незастеленную кровать и, за неимением лучшего варианта, выглянул из комнаты в поисках нашей таинственной Светки.
- А может это правда психология, - не унимался мой брюнет, - НЛП какое-нибудь... - он обнаружил на письменном столе пачку жвачек и, не церемонясь, выковырнул пару штук.
- Не припомню подобную тему среди курсовых, - мне было страшно интересно, где Светка, потому я снова потащил двигающего челюстями Сёмина за собой, - Не ешь у неё всякую гадость, а то козлёночком станешь.
Мы прислушались в коридоре и пошли на звук, кажется, в сторону кухни. Впрочем, несчастный трёхметровый коридор ещё не кончился, а Валерка уже тянул меня за рукав, заставляя остановиться. Я обернулся. В полумраке глаза его лихорадочно блестели.
- Мих, слушай, ты мне нравишься! - выпалил он.
- Прости, что? - да-да, акустика в этих старых домах плохая, ослышался, наверное. Он облизнул губы и сделал полшага навстречу:
- Я никогда бы не подумал, что могу такое сказать, парню, тебе... Но и молчать не могу, Мих! Ты меня привлекаешь.
Я несколько секунд смотрел на его приоткрытые губы, а потом сложил два и два, да и рванул на всех парах в прежнем направлении, вопя во всю мочь:
- Светка, твою дивизию, где ты, зараза?!
Она возникла на пороге просторной и светлой кухни, но я снёс ее могучим ураганом, припечатав к какому-то шкафчику:
- Это что? - забыв, что мама учила быть вежливым, ткнул я пальцем в Валерку. Тот стоял, смущённо потупясь и томно поглядывал на меня из-под ресниц. - Скажи-ка, с чего он вдруг мне в любви признаётся?!
- Это не совсем то, - дернулся Валерка, пятясь в коридор, - Просто ты...
- Цыц! - я снова взглянул на перепуганную Светку. А затем принюхался. Пахло в кухне весьма странно: приторно, с травяным духом и еще какими-то нотками горечи.
- Я всё объясню, только не говорите никому, - пробормотала Светка, выворачиваясь и отходя к плите, где в белой кастрюльке с весёлыми цветочками на боку побулькивало нечто густое и коричнево-бурое.
- Посмотрим, - я со вздохом присел на табуретку. Валерка придвинул себе вторую, усевшись так, что касался моего бедра своим. Какая ирония - хоть смейся, хоть плачь.
- Ко мне бабушка приехала, - сказала Вилентьева, помешивая варево, - Хотите верьте, хотите нет - она знахарка. И она меня учит.
- Юная ведьма, - хмыкнул Валерка.
- А ведь на самом деле есть приёмы, которые... работают. Хоть это и невероятно, - подбирая слова, Светка покусывала губы и выглядела, как нашкодившая школьница. Я чуть было не растрогался.
- Так что это у меня было? - я внезапно понял, что голова больше не болит. Хорошо-то как.
- Внушение, я же сказала, - пожала плечами несносная девчонка, - Но что-то видимо не очень получилось.
- Да уж.
- То есть, я ничуть не сильней стала тебе нравиться? - осторожно спросила она, откладывая ложку и выключая под кастрюлькой газ.
- Светуль, - я пытался не расхохотаться, - Ты меня прости, но я по мальчикам вообще-то.
- Ах, вот оно что! Это многое объясняет, конечно, - мне показалось, или она разозлилась? О, непредсказуемая женская натура, - Почему же ты молчал?!
- Как это удачно, - шепнул Валерка и полез целоваться. Думал ли я, что стану отбиваться от красивого парня, который меня хочет? Определённо, мир сегодня встал с ног на голову!
- Он съел твои жвачки, - сказал я, отпихивая любвеобильного брюнета и пытаясь отползти с табуреткой так, чтоб нас разделял холодильник. Мих смутился, выплюнул на ладонь белый комочек и, не придумав лучше, встал и выбросил в форточку.
- Ой, нет! - Светка уронила ложку, которой, кажется, собиралась отхлебнуть своё колдовское варево. Может и к лучшему, что не успела - а то нас, адекватных, с каждой минутой всё меньше...
- Ой, да, - передразнил я её, - Что теперь делать нам всем? Отмени своё колдовство, прошу тебя, пока кусаться не начал.
- А ты что, оборотные кексы съел? - испуганно воскликнула Светка, но потом всё-таки поняла, что я всего лишь применил фигуру речи, и просто схватилась за голову, меряя шагами кухню. - Как много с вами проблем...
- С тобой ни единой проблемы зато, - я заметил, наконец, что Валерка поймал мою руку и уже пару минут так приятно ласкает ладонь кончиками пальцев - и щекотно, и возбуждающе одновременно. Во даёт! Это я говорил утром, что он махровый натурал?..
- Ладно. - Светка прекратила бегать, открыла пошире форточку и глубоко вздохнула, - Я правда виновата, пожалуй. И сколько ж вас, голубых-то... - она неодобрительно покосилась на Валерку
- А он до твоей магии был натуралом, не стыдно, а? - невинно парировал я. У меня родилось подозрение, что эта горе-ведьма ничем нам не поможет. И вообще, бежать отсюда надо, покуда и впрямь козлёночком не стал кто-нибудь...
- До завтра всё пройдет, - Светка виновато отвернулась, - Я могла бы предложить одно средство...
- Не надо! - я вскочил, поднимая на ноги и Валерку, - Спасибо и до свидания. Не практикуйся на мне больше, ладно?
Она пошла за нами до входной двери, всё ещё такая виновато-несчастная. И когда мы вышли на лестницу (я делал вид, что совершенно безразличен к норовящему прижаться Валерке), сказала:
- Миш, прости, пожалуйста. Ты мне на самом деле был симпатичен, и я не хотела причинить вреда...
- Был! - невольная усмешка заставила фыркнуть, - Бог мой, Вилентьева, у тебя сегодня что ни фраза, то шедевр.
- Вот из-за твоего острого языка я всегда боялась подойти, - она обиженно надулась, и теперь уж я почувствовал себя виноватым. Взъелся, в самом деле, на девчонку...
- Ладно. Мир? - я протянул согнутый мизинец, как делали все, когда были детьми. Она не смогла сдержать улыбки и тихонько хмыкнула, цепляясь за мой мизинец своим:
- Мир. А, - она кивнула на Валерку, сопящего над моим плечом, - Вы теперь?..
- Светка, - я нравоучительно поднял указательный палец, - Гей - не значит, что согласен с любым, лишь бы причиндалы болтались между ног.
- Так я тебе не нравлюсь?... - печально прошептал за спиной Витька и мне не оставалось ничего другого, как закатить глаза и потащить его вниз по лестнице.
Пришлось приложить некоторые усилия - и физические, и моральные, чтоб усадить его в машину и уговорить не ехать за мной. Не меньше десяти минут я сидел пред открытой водительской дверцей на корточках, нёс всякую чушь и думал: какого, собственно, беса я отпираюсь? И пусть бы он потом жалел, допустим, да ведь всё равно о таком не расскажешь, а я... Да ладно, глупости.
- И всё это однодневные глупости, - закончил я почти той же фразой вслух и заглянул в карие с золотом глаза Валерки, - Понимаешь?
- Конечно, - спокойно согласился он, - Ты не хочешь меня, но при твоем благородстве до сих пор не послал... Открыто, во всяком случае. Я понимаю.
Ну и что на это отвечать?
Я поймал его за шею, притянул к себе и выдал всё, что сегодня накопилось, в неистовый поцелуй, от которого сердце зашлось рваным ритмом, помутилось в голове и захотелось прямо здесь, прямо сейчас стащить с него одежду и заставить гореть, выгибаться от моих прикосновений, кричать от удовольствия... Я представлял, да, иногда представлял его вот таким - разгорячённым, безумным, терпко-сладким, но реальность превзошла все мечты: гибкое тело извивалось под моими ладонями, а я всего-то запустил их под одежду, жадно оглаживая живот, бока, намеренно резко цепляя напряжённые соски, впиваясь пальцами в поясницу и заставляя бёдрами податься навстречу...
Он первым на мгновение отстранился, чтоб вдохнуть воздуха, и я легонько оттолкнулся от его груди, поднимаясь на ноги. Мы оба тяжело дышали, как загнанные лошади, и, наверное, также безумно смотрели друг на друга. Я ухватился за дверцу, чтоб не дать себе рвануться снова к нему, и вымученно улыбнулся:
- Я не возьму не своё, - оглянулся, только теперь подумав о том, что вокруг двор всё-таки, нас могли видеть... Вернулся взглядом к невероятным этим глазам, в которых мешались страсть и безнадёжность. Как жаль, что это временно.
- Но это твоё, - он по-детски всплеснул руками, - Я хочу этого!
- Нееет, - я отступил, - Это не по-настоящему. Так мне не надо.
Да-да, и самому не верится, но я ушёл. Конечно, голова кружилась, губы горели и наличествовали неприятные ощущения там, где следовало бы быть приятным... Но это мелочи, я считаю. Хоть тело и утверждало, что я полный кретин, разум считал, что я прав. Хотя бы в том, что завтра утром, придя на пары, я не буду чувствовать себя последним скотом. Первым разве что.
Так что вечер я провёл вполне прилично, и утро не пугало. Валерка на парах сидел через три стола от меня и делал вид, что мы едва ли знакомы. Что ж, вполне естественно. Думаю, мне тоже было бы стыдно, будь я на его месте. Шутка ли - всю половозрелую жизнь увиваться за девушками, а тут вдруг раз - и превратиться на несколько часов в анормального похотливого кошару, нацелившегося совсем даже не на кошку...
Валерка вообще в последующие дни сдружился со Светкой. Удивительно, да? Даже галантно возил её домой - от института до разворота и во двор. Вот как находят свою судьбу! Впрочем, Светка, кажется, решила больше на сокурсниках не оттачивать мастерство. И всё было бы прямо как в хэппи-энде дешёвой мелодрамы, если б через неделю героиня моих редких кошмаров о юных ведьмах не загремела в больницу. Мне сказала Ира, Ире сказал кто-то ещё, и все качали головами: мол, почки - это не шутка. Да уж, почки шутить не умеют, не поспоришь.
Зато ко мне внезапно решился подойти Валерка. Сам. Я уж думал, Гольфстрим раньше повернёт вспять...
- Мих, слушай.. - он, помялся, рассматривая мою тетрадь, одну на все предметы, из которой тут и там торчали бумажки, закладки, флаера и прочая ерундень, - Надо бы к Светке съездить.
- Если ты искал моего одобрения, благословляю, - фыркнул я, - Ноги в руки и вперёд. Не забудь купить цветы и апельсины.
- А ты? - он глянул остро, как ножом чиркнул. Вот что ему надо от меня-то?
- А я не цветок и не апельсин. Привет передавай. - Я сунул тетрадь в сумку, перекинул ремень через голову, потом вздохнул (любопытство сгубило много кошек, и к людям это тоже относится), - Валерка, темнить - не в твоём стиле. Чего тебе надо?
- Она хотела, чтоб ты приехал. Но я думал, ты и сам захочешь. - парень пожал плечами и взъерошил волосы, которые тут же легли эпичным таким вьющимся беспорядком, - Я могу отвезти. Ты поедешь?
- Не делай такое трагичное лицо, - я хлопнул его по плечу и чуть не расхохотался, когда он дёрнулся, как от удара током, - Поехали. Останови только возле палаток с фруктами, я не шутил насчёт апельсинов.
Валерка заметно нервничал и потому вёл себя на дороге откровенно по-свински, то газуя, то притормаживая не в тему, а порой перестраиваясь перед самым носом возмущённых водителей. Я поначалу думал, что в дороге буду просто смотреть на него, наслаждаясь приятным воспоминанием о чудесном поцелуе, случившемся в тот не совсем приятный день, да как-то не до того стало.
- Слышь, Шумахер, здесь притормози. - Я посидел с полминуты, глядя в окно на лоток с фруктами, потом открыл дверцу и сказал, уже выбираясь из машины: - Возьми себя в руки, я не имею привычки бросаться на людей, равно как и попасть в ДТП из-за твоего душевного диссонанса тоже не хочу.
Когда я вернулся с кульком апельсинов и веткой винограда, Валерка молчал и делал морду кирпичом. Отлично, что и требовалось, во всяком случае, ехали мы теперь, не беспокоясь за свои нервные клетки. И даже добрались без приключений на свои нежные филейные части.
Светка читала электронную книжку и выглядела примерно в тон сероватой больничной постели.
- Миша, Валера! - искренне разулыбалась Вилентьева, заметив нас. Две полнотелые соседки по палате прострелили нас навылет завистливыми взглядами и демонстративно отвернулись, одна даже вышла вон.
- Привет, Светик, - Валерка смело обошёл продавленную кровать и чмокнул Светку в щеку. Да, многого я, оказывается, не замечал в последние дни! Пришлось тоже продефилировать, выставив перед собой кулёк с фруктами.
- Привет, пострадавшая, - я протянул своё подношение, - Кури виноград, вари апельсины, а то мы что-то волнуемся за твоё здоровье.
- Да ладно, волнуешься ты, - хихикнула Светка, вставая и накидывая кокетливый розовый халатик длиной до середины бедра. Ставлю золотой зуб собаки моей прабабки, что Валерка купился на эти длинные белые ножки. Она и правда милашка, приятно смотреть даже человеку, которого не возбуждают женские округлости.
Тем временем Светка увлекла нас в коридор, а оттуда к пыльно-стеклянным дверям, распахнутым по случаю славной тёплой погодки. На узком и длинном бетонном выступе, по недоразумению названном балконом, курили и беседовали уже человек пять. Но Светка, мастерски лавируя в экстремальных условиях, утащила нас в дальний уголок.
- Миша, - она в упор посмотрела на меня, а потом отчего-то на Валерку, - Я знаю, что ты не очень-то хотел меня видеть, но мне нужно сказать одну важную вещь.
- Только не говори, что ты беременна от магического на меня воздействия, остальное я переживу.
Светка хихикнула, Валерка многозначительно поднял брови. Ревнуй же меня, ревнуй, красавчик. Мне даже захотелось сказать что-то ещё более острое, чтоб он перестал стоять столбом и показал эмоции. Мне показал. Так, не в ту степь мысли!
- Я могу поделиться только с вами, и это важно, - теперь Вилентьева почти шептала, так, что пришлось и нам сдвинуться поближе.
И касаться плечом плеча и через две куртки ощущать тепло его тела... Да что ж такое!
- ...зря ввязалась без этих знаний, - что я не расслышал-пропустил? - И я теперь расплачиваюсь.
- Постой, - Валерка заговорил громко, но тут же перешёл на шёпот, - Так ты поэтому в больнице?
- Да, - Светка вздохнула, - Долбануло меня конкретно. Бабушка ругааалась... Она сказала, что я ещё легко отделалась, потому что колдовские действия без должной защиты могут даже убить. А я чего только не попробовала, пока её не было... - она опустила голову, завесившись от нас волнами волос, голос стал почти не слышен.
- Не переживай, - Валерка сочувственно потрепал её по плечу, - Ты поправишься и будешь со смехом потом рассказывать этот случай внукам.
- Я переживаю, - она отвела пряди за плечо и посмотрела на нас снизу вверх, напряжённо, как тогда на кухне: - Потому что колдовству без разницы, намеренно или случайно оно вершится.
- Чувствую, неприятные новости ещё не кончились, - мне захотелось встряхнуть её и попросить не тянуть, а то так и язву недолго заработать на нервной почве.
- Да, - Светка теперь нервно гоняла молнию халатика на груди туда-сюда, - Валера следующий.
Воцарилось короткое молчание.
- Светуль, скажи, что я тебя неправильно понял, - ласково попросил я.
- А за что? - недоуменно нахмурился объект наших переживаний.
- Ну, ты жвачки взял, магию применил...
- Так он же в итоге пострадал! - воскликнули мы почти что хором с Валеркой.
- Какая разница? - Светка досадливо поморщилась, - Магии всё равно. Применил её Валера, отдача будет на него.
- Вот же ж чёрт, - оторопело выдохнул Валерка. Какой же он вежливый, я б уже пять минут матерился.
- Поставь защиту, ангела ему на плечо посади. Бабушку попроси, если сама ангельского лепета не понимаешь, - я, кажется, начал злиться. Совсем как тогда. Дежа вю прям.
- Ну... - Светка закатила глаза, а потом выдохнула, видно, набравшись смелости: - Бабушка поставила защиту. Но она неправильно поняла меня и защита легла на тебя, Миша.
- Неправильно поняла? - я правда не мог поверить своим ушам.
- Ну ладно, я плохо объяснила ей, я виновата!
- Эй, прекрати ты, - одёрнул меня Валерка, обняв за плечи девчонку, а она спрятала лицо, торопливо вытирая слёзы. Вот же холера, когда ж я научусь останавливать свой словесный поток?...
- Извини. Извини, Свет, - я развёл руками, - Не каждый день на меня такие новости сыплются.
- Я вообще-то сильней переживать должен, - сердито покосился на меня Валерка, - Мне теперь ждать кары небесной?
- Нет, - Светка отстранилась, хлюпнув носом, но голос звучал уже более спокойно, - Миша для тебя как амулет сейчас. Пока вы держите друг друга в зоне видимости, он тебя защищает.
- А почему нельзя на меня перевести защиту? - удивился он.
- Потому что это защита от конкретно того воздействия, - Светка старательно подбирала слова, чтоб мы поняли, - Как... Как колпачок от уникальной ручки, единственной в мире. Другие колпачки накроют, а держаться не будут. Это всего на неделю, потом негативная энергия рассеется сама. - девушка вздохнула, - Магия-то была слабая, и отдача может будет не такой большой, но лучше поберечься.
- Я, колпачок, накрою тебя! - не удержавшись, заржал я. Валерка ощутимо ткнул кулаком в плечо:
- Иди ты, придурок...
И разговор плавно съехал на всякую ерунду, на волнующихся одногруппников и учёбу. А когда мы вышли из больницы, я озвучил только что пришедшую в голову логичную идею:
- Поживи у меня неделю. Сосед по квартире всё равно укатил на преддипломную практику, его долго не будет.
Потом я понял, как это, наверное, услышалось Валерке и ухмыльнулся двусмысленности этого предложения. Прям анекдот: предлагает гей натуралу пожить вместе...
- Да не нужно, спасибо, - Валерка виновато улыбнулся.
- Я буду оберегать твою честь, как дракон принцессу, - я изобразил коварную улыбку. Хотя, пожалуй, я б не мог ответить, зачем он мне в самом деле дома нужен. Пригодится.
В общем, я его уломал. Хотя, честно говоря, сомневался, смогу ли я в самом деле удержать себя в руках и ни разу не прикоснуться... Да ладно, там посмотрим.
Мы съездили забрали его вещи, нагородили сказок его родителям о том, что "мальчик должен пожить вольной студенческой жизнью, а тут такой случай и мы, конечно, будем вести себя примерно... почти". Потом еще зашли в супермаркет, потому что у меня даже мухи дома не выживают - мрут с голоду. И я расплачивался на кассе, когда этот идиот потащил кулёк к машине...
Когда я вышел, на парковке выла сигналка какого-то авто и, в унисон, выла девица, прыгая вокруг Валерки. Лежащего на асфальте Валерки.
Я подскочил, кажется, в полтора прыжка, могучим движением сумки с продуктами отмахнулся от девицы и склонился над этим оболтусом, который, к счастью, был жив и уже даже принял сидячее положение, неловко потирая разбитый локоть дрожащими от шока пальцами.
- Ну, твою дивизию, Валерка... - я подхватил его под мышки и попытался поставить на ноги, но эта затея не увенчалась успехом - правая нога оказалась как минимум вывихнута. Так что я сгрузил его на пассажирское сиденье под кошачьим взглядом Авео, а сам пошёл чинить разборки, жалея, что со мной нет магических сил, хоть таких слабеньких, как у Светки. Дабы громом греметь и молнии метать.
Спустя два с половиной часа мы вошли в мою квартиру - крошечную однушку, которую я делил обычно с товарищем за скромный вклад с его стороны - он оплачивал коммуналку и интернет. Жаль, диплом уже пишет, скоро съедет насовсем.
И я и, и Валерка, оба издёрганные, только Валерка ещё с плотно перемотанной эластичным бинтом ногой и красиво разукрашенным зелёнкой локтем, плюхнулись на диван, оставив пакет с продуктами в кухне.
- Легко отделался, - заметил этот оптимист. Я скосил на него глаза и залюбовался. Расслабленная поза, голова откинута на спинку дивана - открывается вид на длинную шею, ресницы опущены.
- Желаешь ещё раз под машину, чтоб закрепить результат? - я сел ровно, стащил куртку и метнул в сторону коридора. За ней последовал реглан.
- Ты что делаешь? - поинтересовался Валерка, приоткрыв один глаз и с любопытством следя, как я дотягиваюсь до шкафа и выковыриваю оттуда удобную домашнюю футболку. Подозрительно спокойно спросил. А я не умею молчать, когда меня провоцируют! Потому подошел и наклонился над ним, с удовольствием наблюдая, как он смотрит на мой обнажённый торс.
- А я тебя обманул, - изображаю порочную улыбку, - Вот сейчас наброшусь и знаешь, что сделаю?..
- Так ведь я... - он облизнул губы, - Я же тебе не нравлюсь.
- Это еще что за потуги психоанализа? - удивился я, - Двойка тебе по психологии, друг.
Вот что он так смотрит? Я ведь и правда не железный, у меня ведь все последние дни перед глазами без всякой магии один только Валеркин образ крутится. А он протягивает руки, касаясь моих плеч, робко, но настойчиво притягивает к себе, чтоб медленно - я успеваю вдохнуть его запах, отметить каждую линию приоткрытых губ - коснуться поцелуем. И мне тоже двойка по психологии...
Я не умею, не люблю сдерживаться, я набрасываюсь, как голодный зверь, тем более, что сегодня я не просто хочу партнёра - это ощущение не на поверхности тела, не между ног, а исходит изнутри, из самой глубины той субстанции, что именуется душой. Я целую, забывая дышать, с упоённым восторгом чувствуя, как он отвечает; я стаскиваю с него одежду, не замечая, куда исчезает и моя собственная. И соприкосновение горящих от возбуждения тел - это тот самый контакт, чистое электричество особого порядка, соединяющее нас, заставляющее двигаться друг другу навстречу, нетерпеливо и жадно изучая тело, отдаваясь и властвуя безраздельно. Он не зажимается, не сопротивляется, когда я ласкаю его там, где обещал "оберегать честь", только открывает глаза, тревожно вглядываясь в мои собственные. И я шепчу ему что-то невнятно-ласковое, глубоко целую, заставляя забыть о неприятных ощущениях, ласкаю, не давая утратить возбуждение. Он отдаётся с тем же неистовством, что и целуется. Я всегда боялся сделать больно в такой момент, отступить, испугавшись за партнёра... Нет, мой Валерка не таков. Он бьётся, двигаясь навстречу, стонет, впиваясь пальцами в мои плечи, требует больше, быстрее, рычит от страсти, и мне уже кажется, что это не я его, а он меня. И я сдерживаюсь изо всех сил, а он кончает первым, выкрикивая во весь голос моё имя и не давая больше ни думать, ни волноваться о чём-либо, так что меня накрывает сразу вслед за ним...
- Мог бы сказать, что запал на меня, - стоит слегка прийти в себя, и я выступаю в своём обычном репертуаре, хотя, кажется, всё-таки волнуюсь и за насмешливым тоном кроется тревога, куча вопросов и даже какая-то неуверенность.
- Да что я, враг себе? - хмыкнул Валерка, закинув руки за голову и глядя в потолок, где болталась небольшая паутинка.
- Но почему ты приехал сюда? - всё равно неверно сформулировал ведь вопрос. Я не это хочу узнать, но пусть пока так будет. - Ты ведь теперь не нуждаешься в защите и вообще, нуждался ли...
- Думаешь, Светка специально нас свела? А под машину я случайно попал?
- Да кто её знает, горе-колдунью. - я оценил, как он ловко ушёл от темы. Только я упорный, если он ещё не заметил, - Так чего же ты хотел от нашего совместного проживания, м? - пришлось приподняться на локте, чтоб заслонить от него потолок.
- Нашего совместного проживания, - невинно ответил этот изверг. Помолчал, не отводя взгляда, потом нерешительно улыбнулся: - Я ведь поверил, что не нравлюсь тебе. А когда осознал, что хочу продолжения всего, что ты пресёк тогда... Решил, что соблазню.
- Соблазнитель, - я ухмыльнулся, сам не понимая, отчего так доволен. - Но даже не думай, что, добившись своего, уйдёшь отсюда.
- И не собираюсь. Мне понравилось.
Мне просто нечем такое парировать.
Надо будет подарить Светке цветы.
Или в ресторан сводить. В благодарность за Валерку.
Или подарить книжку из серии "магия для чайников"...

@темы: писательство